Вход в систему

Подписка на рассылку

Введите email:

Нас спрашивают: в чем состояла ошибка Acer?

Можно ли сказать, что Acer в последние годы наделала ошибок?

Не владея всей полнотой информации — конечно нет. Максимум, что возможно — сделать некоторые предположения, основываясь на наблюдениях за действиями самой компании и ее рыночной позицией. И, как можно предположить, проблема шире, чем конфликт между менеджером и руководством Acer. Можно даже сказать, что наблюдается мировоззренческое противоречие между Acer и трендами современного ИТ-рынка.

Acer — безусловно, успешная компания, «номер два» среди компьютерных вендоров в мире, а в России так и вообще — «номер один» во многих сегментах. Она (в России) успешно росла до 2008 г., уверенно перенесла 2008 г., отлично перенесла 2009 г., когда все делали хорошую мину на посткризисном рынке.

Но, как заметно уже довольно давно, Acer — недостаточно «конвергентная» компания. Во всяком случае, если говорить о новейшем времени. Что тут причиной — вопрос непростой, может быть сказывалась история, много лет компания была успешна на «компьютерном» рынке. Может Acer быть стала заложником своей производственной политики, оптимизируя производства для снижения себестоимости ноутбуков, мониторов и проекторов — а это высокоспециализированные заводы — она не смогла вовремя отреагировать на рост популярности тех же планшетов. Может быть, есть какие-то политические решения «в верхах». Это в точности знает только руководство компании.

Как бы то ни было, сегодня Acer больше воспринимается как поставщик дешевых ноутбуков, мониторов, в меньшей степени — проекторов. Техники доступной, недорогой, достаточно качественный за свою цену — но не очень-то соответствующей трендам эры post-PC, цифровых социумов и всеобщей мобильности.

Официальный пресс-релиз говорит о сути разногласий довольно обтекаемо. Одно сказано совершенно ясно: «компьютеры — ядро нашего [Acer] бизнеса». Поначалу в таком заявлении Acer можно было усмотреть даже намек на неприятие всех этих «модных штучек», вроде планшетов, смартфонов и др., но потом стало ясно, что ситуация как раз обратная и Acer все желает выйти в сектор мобильных решений и конвергентных устройств, а Лянчи делал это недостаточно, по мнению руководства, активно.

Заметим, что желание выйти на «неписишные» рынки у Acer имеется давно и это будет уже, наверное, третий раз. Первый раз оказался не слишком удачен. Хотя карманные компьютеры Acer на базе Pocket PC пользовались популярностью (недорогие, быстрые), а сама Acer стала одной из пионеров в деле создания GPS-КПК, в мире уже нарастали тенденции вытеснения КПК коммуникаторами (WID) и смартфонами. Acer свернула производство КПК, после чего последовала некоторая пауза.

Второй заход ознаменовался покупкой E-TEN Information Systems, очень активного и успешно растущего вендора коммуникаторов на Pocket PC. Однако, даже купив отлаженное производство и команду E-TEN (как инженерную, там и канальную), которая уверенно шла к успеху на рынке WID, Acer не удалось реализовать потенциал марки и ее коммуникаторы сегодня особым спросом не пользуются.

(В России это, кстати, проявилось особенно наглядно — можно вспомнить, что в 2006-2007 гг., до покупки его Acer, бренд E-TEN развивался очень динамично, в I квартале 2008 г. по абсолютным объемам продаж E-TEN вообще сумела превзойти абсолютного лидера рынка WID на базе Windows Mobile, компанию HTC (32,9% против 28,5% за квартал), чего не удавалось добиться ни одному вендору, ни до, ни после. Хотя расстановка сил начала меняться сравнительно недавно и во многом благодаря Android).

После покупки E-TEN'а Acer, казалось бы, есть все шансы на «взлет ракетой» — модельный ряд, продукты и эффективный канал продаж — со стороны E-TEN, наращивание производства, маркетинг и реклама — со стороны Acer. Увы, не удалось. Модельный ряд не улучшился, с маркетингом дела обстоят не очень, во всяком случае, на сторонний взгляд, с каналом тоже не все гладко.

То ли сказались сложности слияния, то ли смена кадрового состава, то ли еще что, но примерно год Acer на рынке WID практически не играла. За это время те, кто с успехом продавал E-TEN занялись другими вендорами, а канальные партнеры Acer, на которых была возложена продажа, переименованных из glofiish в Acer устройств, успехов добиться не сумели.

Сегодня доля Acer на российском рынке — около 2%, 8 место в десятке вендоров по итогам 2010 г. Собственно, это скорее результат некоторого естественного спроса, марка все же известная, доступность по стране неплохая... Вот и продается. В целом же вполне типичная картина для производителя, которому коммуникаторы как линейка не важны и продвигаются по остаточному принципу. Примерно аналогичная ситуация у GIGABYTE, правда, у GIGABYTE результаты по итогам года все равно оказались лучше, несмотря на отсутствие выделенной команды и довольно индифферентное отношение к данному сегменту.

В общем, история коммуникаторов Acer в России — отличный пример что приемы, эффективные в ноутбучном канале не сработают и при продаже WID. Можно предположить, что в мире ситуация сходная.

Еще одна параллель с Россией: в вину Лянчи ставят, что он упустил сектор позиции секторе в СМБ, увлекшись потребительским рынком. И это, кстати, достаточно общая проблема, быстрый рост оборотов при выходе в розничные сети создают у вендоров головокружение от успехов. Они перестают видеть перспективу и сосредотачиваются на сиюминутных тактических задачах (дать скидку, украсить ноутбуки стразиками, разыграть призы, развесить рекламы с гламурными блондинками) в ущерб стратегии. И превращаясь в «компанию одного продукта» становятся уязвимы даже к незначительным изменениям рыночной ситуации — не говоря о таких глобальных подвижках, какие вызвал iPad .

Результат — налицо. Во всяком случае, для руководства Acer он оказался очевиден.